«Я сомневался, что пьесы вообще нужно ставить»

Дмитрий Данилов раньше занимался экспериментальной прозой — например, в романе «Горизонтальное положение» он пересказывает год из жизни писателя-фрилансера в виде сухого ежедневного отчета. Но в 2016 году он написал достаточно традиционную по форме пьесу «Человек из Подольска» об одной очень странной ночи в московской полиции — и тут же превратился в звездного драматурга. Этот статус Данилов сумел не только быстро завоевать, но и удержать. Новые спектакли по его текстам появляются каждый сезон, в прошлом году режиссер Семен Серзин снял по «Человеку из Подольска» фильм, а весной у автора вышел первый сборник пьес. По просьбе «Медузы» критик Антон Хитров расспросил драматурга о новых текстах, методах работы и отношениях с театральным миром.

— Последнюю на сегодня пьесу, «Выбрать троих», вы написали во время локдауна. В семейном видеочате обсуждают новые меры безопасности: якобы число «живых» контактов придется сократить до трех. Оказывается, не все готовы раздать свои слоты членам семьи. Я вижу в этом тексте достаточно прозрачное послание: иногда близкие — это практически случайные люди и связью с ними можно пожертвовать ради призрачной возможности встретить кого-то по-настоящему близкого. Вы так считаете?

— У меня таких ситуаций, слава богу, не было. Я просто размышлял, насколько людям важно общаться вживую, действительно ли им нужен пресловутый энергетический обмен, пресловутое «глаза в глаза». Точнее, каким людям это по-прежнему нужно, а каким — уже не очень. К этим вопросам меня подталкивала сама атмосфера прошлой весны. Другая тема — родственные связи: они правда необходимы или есть обстоятельства, когда проще без них? Надеюсь, в пьесе нет ответов на эти вопросы. Все, чего я хотел, — предложить вам над ними подумать.

Полный текст интервью

«Я все делаю медленно» (интервью на Colta.ru)

23 ноября в кинотеатре «Пионер» состоялся специальный показ дебютной картины Семена Серзина «Человек из Подольска» по одноименной пьесе писателя Дмитрия Данилова. После показа куратор кинотеатра «Пионер» Сергей Сдобнов обсудил с Дмитрием Даниловым и зрителями появление в кино новой драмы и чудеса, которые могут произойти с любым жителем России.

Сергей Сдобнов: Почему именно этот твой текст экранизировали?

Дмитрий Данилов: Фильм появился во многом из стечения обстоятельств. Дело в том, что Семен Серзин, режиссер картины, поставил в 2018 году пьесу «Человек из Подольска» на сцене ярославского Волковского театра. Это знаменитый театр, который по одной из версий считается первым театром в России, хотя есть и другие версии. Семен делал постановку «Человек из Подольска» на большой сцене — там огромный зал на 900 зрителей, это было очень крутое мероприятие. И вот на этой постановке оказалась продюсер Наталья Мокрицкая. У нее возникла идея, что из постановки можно сделать кино. Наталье понравилась работа Семена, и она решила его привлечь в качестве кинодебютанта. Семен — достаточно известный театральный режиссер, но это его дебют в кино — и мой, получается, тоже.

Сдобнов: А ты присутствовал на съемках? Как вообще это происходит?.. Это, скорее, вопрос про кухню: как это было для тебя как для писателя? Расскажи!

Данилов: Мне тоже очень интересно было бы узнать про эту кухню, потому что я не имел к ней абсолютно никакого отношения (смеется)

Полный текст интервью

«Скучное — это самое интересное» (интервью на «Полке»)

Абсурдистская комедия Дмитрия Данилова «Человек из Подольска» идёт сегодня в десятках театров и только что превратилась в кинофильм. Её персонажи, сотрудники отделения полиции, учат попавшего к ним ничем не примечательного человека видеть интересное в обыденном и смотреть на Подольск так, как обычно смотрят на Амстердам. В каком-то смысле это описание метода Данилова как автора: его стихотворения и прозаические тексты основаны на наблюдении (а иногда механическом перечислении) ничем не примечательных вещей — в которых под его внимательным взглядом открывается нечто удивительное. Юрий Сапрыкин поговорил с Дмитрием Даниловым о том, зачем наблюдать за неинтересным, что может дать человеку футбол в маленьких городах и чем Россия похожа на электровоз ВЛ-10.

Для меня пьеса «Человек из Подольска», как и многие ваши тексты, — о тонкой перенастройке ума, о том, как научиться видеть мир по-другому. Как бы вы определили параметры этой настройки? Чему полицейские учат героя?

Я как автор стараюсь об этом не думать. Мне интересно было просто поиграть с этой ситуацией, посмотреть, как всё будет развиваться, я старался никаких смыслов в это не вкладывать. Но если уж на этот вопрос отвечать, мне кажется, здесь через грубое психологическое насилие человеку что-то объясняют, подталкивают к тому, чтобы он немножко разул глаза и стал более наблюдательным, больше ценил то, что вокруг него. Оно, с одной стороны, действительно серое и одинаковое, с другой стороны, в этом сером и одинаковом тоже можно что-то увидеть. О чём я точно не думал, это о каких-то патриотических устремлениях, и наоборот, мне совершенно не интересно было обличать нравы нашей полиции, что вот, она может задержать любого человека. Это действительно так, но это всегда так было и, наверное, ещё какое-то время будет. Это всё равно что писать про плохую погоду. В ноябре у нас плохая погода, да, что тут ещё скажешь. А пьеса — мне кажется, она больше про наблюдательность. Понятно, что это уже гротеск — спрашивать, чем Подольск хуже Амстердама; он хуже всем, раз в пятьсот хуже, но если реальность дала тебе Подольск, постарайся и в нём что-то увидеть и оценить.

Полный текст интервью

«Я был совершенно нетеатральным человеком». Интервью журналу «Театрал»

На Другой сцене «Современника» идут премьерные показы спектакля по пьесе Дмитрия Данилова «Свидетельские показания». Это третья пьеса драматурга и первая ее постановка на московской сцене. Премьера вышла в рамках проекта «Поиск», творческой лаборатории, которую создали молодые актеры «Современника».

Еще в ноябре режиссёрскую читку «Свидетельских показаний» представил актер Шамиль Хаматов, позже свои взоры на нее же устремил молодой режиссер Андрей Маник, когда театр предложил ему сделать режиссёрский эскиз по любому материалу. Словом, абсурдист Данилов и его «Свидетельские показания» «Современник» не отпускали, и вот дело дошло до полноценного спектакля малой формы.

Дмитрий Данилов долгое время жил как писатель (его романы «Горизонтальное положение» и «Описание города» в разные годы вошли в список финалистов литературной премии «Большая книга»), а начав сочинять для театра, очень скоро завоевал «Золотую маску», как лучший драматург. Интересно, что именно театр сделал из писателя-гиперреалиста Данилова — драматурга-абсурдиста Данилова.
«Театрал» поговорил с автором пьесы «Свидетельские показания» о его отношении к театру, абсурду и смерти.

— Я видела вас на всех прогонах и предпоказах «Свидетельских показаний» в «Современнике». Что вы чувствуете, сидя в зале, когда на сцене идет ваша пьеса?

— Сейчас я уже все-таки привык. Но до сих пор ощущаю трепет. Это удивительное чувство,  когда ты придумал героев, создал у себя в голове искусственных людей, и они оживают на сцене в виде живых людей.

— Нет такого чувства, что они какие-то не такие, может быть, какими вы их задумали?

— Такое бывает, но я к этому нормально отношусь. Даже интересно, что я придумал одно, а на сцене вижу какое-то развитие образа. Мне везет на постановки. Случаев, что бы спектакль вызвал отторжение, исчезающе мало. В основном постановки  меня удовлетворяют, а иногда вызывают восторг.

— Вы не так давно стали писать пьесы, а вообще вы театральный человек?

— До того, как я написал первую пьесу «Человек из Подольска», я был совершенно нетеатральным человеком. Не любил театр и не читал современную драматургию. Но театральный мир очень хорошо меня принял. Я в него погрузился и сейчас к театру по-другому отношусь. Это очень интересное место, где кипит жизнь, где масса талантливых людей работает. На данный момент драматургия для меня интересней всего, и как автор я в эту сторону сейчас смотрю.

Полный текст интервью.

Отсутствие увлекательного

Через месяц поэту, прозаику и с недавнего времени драматургу Дмитрию Данилову исполняется пятьдесят лет. Пора оглянуться назад и понять, в какую сторону двигаться дальше. Дмитрий Бавильский расспросил юбиляра о витиеватом пути его творчества, работе с театром и готовности продавать свои тексты.

— Что вам обычно говорят, когда просят разрешения на постановку?

— Все-таки, наверное, с театрами разговор бывает обычно прагматичный, без погружения в глубины. С режиссерами и актерами чаще всего разговор идет об особенностях сюжета, о мотивации героев, а не о пьесе в целом. И далеко не всегда (даже почти никогда) происходит развернутый разговор о том, почему театр хочет поставить мои пьесы. Обычно просто пишут: нам очень нравятся ваши работы, хотим поставить. Но позже, в некоторых случаях, складывается общение с режиссерами, актерами. Обычно говорят, что пьесы их привлекают тем, что в них действуют обычные современные люди, такие, как мы с вами, юмор в соединении с ужасом, яркие, гротескные персонажи.

— Вы ожидали такого поворота своего писательского пути?

— Я давно думал о том, чтобы написать что-то для театра, меня на это сильно вдохновили мои друзья-драматурги Андрей Родионов и Катя Троепольская. Первую пьесу вынашивал несколько лет. В общем, каких-то перемен я осторожно ожидал, но не думал, что все так быстро раскрутится.

— В чем причина быстрой раскрутки вашей драматургии?

— Это для меня трудный вопрос. Было бы странно, если бы я сейчас начал рассуждать о достоинствах и недостатках своих пьес. Скажу, что мне очень повезло: мою пьесу заметил, оценил и поставил выдающийся режиссер Михаил Угаров. Если бы не эта постановка в «Театре.doc», не было бы «Золотой Маски» и всего остального, я так думаю.

Полный текст интервью на сайте «Горький»

Интервью интернет-журналу «Петербургский дневник»

Автор пьесы «Человек из Подольска» рассказал, как добрался до петербургской сцены

В ноябре в двух петербургских театрах состоятся премьеры пьесы «Человек из Подольска». «ПД» поговорил с ее автором Дмитрием Даниловым, известным не только как драматург, но и прозаик, поэт и большой любитель футбола

ПЕРВЫЙ СПЕКТАКЛЬ — КАК ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ 

— В ноябре у вас много премьер: в Петербурге, Новосибирске… Вы помните, сколько сейчас вообще существует спектаклей по вашим пьесам? 

— Если честно, я записываю. У меня есть такой специальный файлик… На самом деле их не так уж и много. Чуть больше десяти. Но на конец года намечено несколько премьер, так что спектаклей будет около пятнадцати. Но есть современные драматурги, у которых в ста театрах идут пьесы. У меня по сравнению с ними скромные результаты…

— Из этого многообразия было что-то, что вас действительно удивило?

— Мой самый любимый спектакль – режиссера Михаила Угарова в «Театре.doc» (режиссер умер 1 апреля 2018 года – прим. ред.). Это самая первая постановка пьесы, и она всегда будет стоять особняком. Там какие-то удивительные режиссерские решения… Ну и потом это первая постановка, как первая любовь… Еще мне нравится, как Марина Брусникина сделала в театре «Практика» спектакль одновременно по двум пьесам «Человек из Подольска» и «Сережа очень тупой» — тоже очень сильное впечатление произвело. Я видел еще несколько, каждая мне по-своему нравится. А вот таких постановок, какие меня бы расстроили, не было.

— Спокойно принимаете режиссерские интерпретации? 

— Да, мне даже нравится, когда режиссер вносит что-то свое, придает тексту дополнительный объем своими решениями. Но, конечно, хочется избежать при этом какого-то обессмысливания, а оно тоже может быть.

Интервью новосибирскому театральному журналу «Около»

Дмитрий Данилов: «Писателю не нужно слишком много знать о своем тексте»

Драматург Дмитрий Данилов несколько лет назад буквально ворвался в театральную жизнь. Пьесы «Человек из Подольска» (за которую в 2018-м году он получил «Золотую маску»), «Сережа очень тупой» и «Свидетельские показания» быстро стали популярными. В репертуаре театров постоянно возникают эти названия. В Новосибирске в нынешнем сезоне появятся два спектакля по пьесам Данилова: в ноябре театр «Старый дом» выпустит премьеру «Сережа очень тупой» в постановке Никиты Бетехтина, а в феврале театральная компания «Гамма» — спектакль «Человек из Подольска» Дмитрия Егорова. Журнал «ОКОЛО» связался с драматургом, чтобы поговорить о том, чем отличается работа над прозой и над драматургией, как возникают сюжеты для произведений, и что чувствует автор, когда смотрит спектакли по своим пьесам.

— Расскажите, почему, будучи прозаиком, вы начали писать для театра?

— Думать в сторону театра стал благодаря моим хорошим друзьям — драматургам Андрею Родионову и Кате Троепольской. Они пишут в соавторстве, и их пьесы активно ставят в Москве и в регионах. Я наблюдал за тем, как происходит их заход на территорию драматургии. Они стали приглашать меня на свои премьеры, на свои спектакли, и я почувствовал атмосферу, в которой все это существует. Должен сказать, что я всегда был довольно далек от театра, да и сейчас в нем не особенно разбираюсь, но мне стало интересно, потому что для меня это был новый мир. Я увидел, что в нем происходит мощное движение, работает много талантливых людей. Мне захотелось для театра что-нибудь написать, но я довольно долго к этому шел. Первую пьесу «Человек из Подольска» я вынашивал несколько лет. В общем-то мой приход в драматургию связан просто с желанием освоить какую-то новую область.

Полный текст интервью

Интервью петербургскому журналу «Бумага»

По всей России идет «Человек из Подольска» — спектакль о допросе полицейскими-интеллектуалами. О чем эта постановка и почему она так популярна — в интервью автора пьесы

В ноябре сразу в двух петербургских театрах покажут спектакль «Человек из Подольска». Главного героя там допрашивают и пытаются перевоспитать полицейские-интеллектуалы. Параллельно спектакль идет в театрах Москвы, Самары, Красноярска и других городов России.

О чем эта пьеса, как к ней относятся настоящие полицейские и почему ее так активно ставят по всей стране? «Бумага» поговорила с автором пьесы, драматургом Дмитрием Даниловым.

— В некоторых рецензиях «Человека из Подольска» называют «спектаклем о том, какой могла бы быть полиция в идеальном мире». Вы согласны?

— Я приветствую любые трактовки — чем их больше, тем интереснее, но сам я ничего хорошего не вижу в описанной в пьесе полиции. Мы видим довольно грубое психологическое насилие, а главного героя задерживают не за преступление, а просто так. Это не образ идеальной полиции, но одновременно  зловещие полицейские говорят герою много правильных и важных вещей.

Я присутствовал на нескольких зрительских обсуждениях: пьесу трактуют очень по-разному. Кто-то видит идеальную полицию и хочет, чтобы всё было именно так. Более того, в прошлом году была читка пьесы в Тольятти, и туда пришло целое полицейское подразделение — посмотреть пьесу их отправило начальство. Им очень понравилось. Сказали, что это прекрасный образ полиции.

Другие зрители видят в пьесе даже политическое высказывание — в полицейских они угадывают образ нынешнего государства, которое насаждает патриотизм. Эта точка зрения мне не близка, я такой смысл не вкладывал, но это дело зрителей. Некоторые вообще считают полицейских некими ангелами или представителями потустороннего мира.

— Как бы вы сами в одном предложении сформулировали, о чем ваша пьеса?

— В большей степени эта пьеса о нашей ненаблюдательности. О том, что почти всегда мы не замечаем ничего интересного, красивого в окружающей нас реальности.

Полный текст интервью

Интервью новосибирскому порталу Tayga.Info

Драматург Дмитрий Данилов: «Не надо расслабляться — в жизнь в любой момент может войти непонятное»

«Будем у вас в течение часа». Главный герой пьесы Дмитрия Данилова «Сережа очень тупой» слышит эту фразу от курьеров, которые приносят ему посылку и проводят в его квартире час — как и обещали. Жизнь Сережи больше не будет прежней. В «Старом доме» 10 и 11 ноября состоится премьера спектакля «Сережа очень тупой». Тайга.инфо поговорила с драматургом о вторжении иррационального в повседневное и праве автора знать поменьше о том, что он написал.

Тайга.инфо: Как вам пришла в голову идея пьесы «Сережа очень тупой», с чего вы начали ее писать?

— Это смешная история. Идея пришла непосредственно из жизни: мне позвонил курьер и сказал, что для меня есть посылка. Я говорю: отлично, приносите. «Вы сейчас дома?» — «Да, дома» — «Я у вас буду в течение часа». Он меня этим звонком разбудил, было утро. Лежу и думаю: надо же, какая интересная фраза — «я у вас буду в течение часа» — ее ведь можно совершенно по-разному понять. И я подумал: здорово, если бы курьер вот так пришел, даже не один, а втроем; они бы проникли в квартиру к получателю и целый час там сидели, и что-то бы происходило. Я стал это крутить в голове, и к приезду курьера основной каркас пьесы у меня внутри уже сложился. Дальше я стал придумывать подробности, диалоги, но идея возникла вот так, из жизни. Можно сказать, курьер принес мне ее вместе с новостью о посылке.

Полный текст интервью

Интервью подольскому городскому порталу

«Человек из Подольска» – абсурдный хит театрального сезона. Интервью с автором

Пьеса «Человек из Подольска» взбудоражила театральную жизнь России. А для прозаика Дмитрия Данилова стала не просто драматургическим дебютом, но принесла ему «Золотую маску».

Сейчас спектакль о подольчанине, попавшем на странный полицейский допрос, ставят во множестве регионов, в Москве же материалом занимается модный театр «Практика».

Серый, неприглядный, унылый – таким часто кажется пейзаж за окном электрички, в которой жители Подольска ежедневно ездят на работу в Москву. Герой пьесы Данилова — один из них. Типичный обыватель лет 30, который живет автоматически: трудится в скучной «районке»; встречается с женщиной из-за привычки; да и родной город ему совершенно неинтересен, это же не Амстердам. В общем, существует с ощущением какой-то безысходности.

Портал «Подольск.ру» пообщался с автором пьесы Дмитрием Даниловым.

— Как бы вы описали пьесу «Человек из Подольска» одним предложением?

— Абсурдная пьеса о том, как мы видим (или, скорее, не видим) окружающую нас реальность.

— Сам главный герой – это собирательный образ маленького человека или вы вдохновлялись чертами кого-то конкретного?

— Исключительно собирательный. Он не списан ни с какого конкретного человека. Просто усредненный образ современного молодого горожанина с некоторыми интеллектуальными запросами.

Полный текст интервью