«Половина населения не читает ничего»

Вероятно, что через какое-то количество лет литература вообще сойдёт на нет и заменится новыми видами искусства

Корреспондент «Новых Известий» Веста Боровикова встретилась с писателем Дмитрием Даниловом, лауреатом нескольких литературных премий, чтобы выяснить, есть ли будущее у литературы в стране, которая перестала читать.

— Много ли россиян сегодня, на ваш взгляд, читает книги?

— Я мельком видел результаты опроса, согласно которому половина нашего населения не читает ничего. Думаю, это нормально. Ненормально было, когда читала вся страна. В этом было какое-то извращение. У людей, кроме литературы, есть масса других развлечений. Думаю, литература в будущем станет частным делом небольшого круга людей: тех, кто пишет и тех, кто что-то читает. Все меньше и меньше литература будет влиять на какие-то социальные процессы. И это хорошо. Литература не должен быть заменителем всего. Мне кажется, эта ситуация, когда писатель писал с осознанием, что он пасет народы и скажет сейчас последнюю правду — совершенно больная. Писатель должен какие-то эстетические задачи решать, а не тайны бытия искать. И еще хотелось бы писательством зарабатывать. Хотя, я думаю, что через какое-то количество лет литература вообще сойдет на нет и заменится новыми видами искусства.

Читать далее ««Половина населения не читает ничего»»

Человек в плену у презрения к жизни

Прозаик и поэт Дмитрий Данилов написал три пьесы: «Человек из Подольска», «Сережа очень тупой» и «Свидетельские показания». Эти пьесы ставят, о них спорят, их награждают — в этом году Данилов получил «Золотую Маску». Специально для «Горького» критик Валерия Пустовая разбирает пьесы и предлагает свою версию того, что именно Данилов имеет в виду.

Краденый свет

Отзывы на дебютную пьесу прозаика и поэта Дмитрия Данилова меня, как и многих, сразу зацепили железным крюком злободневности. А после обсуждения его второй пьесы на фестивале Любимовка у меня сложилось впечатление, что автора этим крюком потащили — вписав в привычную и понятную картину мира.

Как высказался один из бывалых зрителей спектакля, поставленного по первой пьесе Данилова в Театре.doc и ставшего хитом сезона, «автору этих строк неоднократно приходилось находиться в участках милиции-полиции и в качестве задержанного, и в качестве понятого, и в качестве заявителя. Подтверждаю…»

Полицейские задерживают невиновного («Человек из Подольска»), курьеры засиживаются в квартире клиента («Сережа очень тупой») — в двух первых пьесах Данилова, напечатанных в журнале «Новый мир» и уже поставленных в театрах разных городов России, герой пойман в ловушку и, судя по беспомощным репликам в свою защиту, особенно страдает потому, что пленен не по правилам. Полиция лезет в душу, курьеры отказываются передать посылку, не поговорив, — до героя всем уж слишком есть дело, должностные обязанности трактуются так же вольно, как переступаются границы в беседе, и в сознании жертвы —и читающей между строк публики — складывается образ врага на мягких лапах, мурчащего про то, что «человеку надо помочь».

Читать далее «Человек в плену у презрения к жизни»

Рассказ «Ночь — день — ночь» в журнале «Октябрь»

Текст был написан непосредственно в поезде Москва – Париж 13–15 марта 2018 года. Это был специальный проект, приуроченный к Парижскому салону книги, на котором Россия была почетным гостем. Проект придумал французский современный художник Бертран Госселин (BertrandGosselin). Идея – в поезде вместе едут русский писатель и переводчик на французский. Писатель пишет о своих наблюдениях в реальном времени, а переводчик Жан-Батист Годон (Jean-BaptisteGodon) тоже в реальном времени этот текст переводит на французский. Таким образом, получилось, что во время путешествия из России во Францию осуществлялось непосредственное взаимодействие двух языков и двух культур. Результат этой работы был представлен на Салоне книги.

Текст «Ночь – день – ночь» был написан на смартфоне Samsung Galaxy J7, автор выражает этому устройству свою искреннюю благодарность.

Ночь — день — ночь

Очень странная идея — ехать из Москвы в Париж на поезде. Это Бертран так придумал — поехать из Москвы в Париж на поезде (ночь — день — ночь), и чтобы по дороге делать записи, фиксировать все, что происходит вокруг, проплывает за окнами. Причем, записи должен делать не Бертран, а автор этих строк. Вот так придумал Бертран. Делать записи на русском языке и тут же переводить на французский. Переводить на французский тоже должен не Бертран, а Жан-Батист. Вот так придумал Бертран.

Посмотрим, что из этого выйдет.

Вообще, конечно, не очень понятно, зачем существует поезд Москва — Париж. Наверное, для людей, которые хотят почувствовать себя кем-то вроде Ивана Бунина или европейского аристократа времен, которые принято называть Belle Epoque, или не аристократа, а просто состоятельного буржуа, или просто для людей, которые страдают аэрофобией, трудно сказать. В любом случае, поезд Москва — Париж существует, и вот он даже уже поехал.

Читать далее «Рассказ «Ночь — день — ночь» в журнале «Октябрь»»

Дмитрий Брусникин о репертуарных планах театра «Практика»

Режиссер и педагог, руководитель мастерской в Школе-студии МХАТ Дмитрий БРУСНИКИН подтвердил в интервью журналу «Театрал» свое назначение на пост художественного руководителя московского театра «Практика» и рассказал о репертуарных планах. Цитата:

— В сентябре выйдет спектакль по пьесам Дмитрия Данилова «Человек из Подольска» и «Сережа очень тупой». Он будет идти параллельно на двух площадках: на одной площадке – одна пьеса, на другой – другая. Затем зрители будут меняться местами, а артисты – вновь играть ту же самую пьесу. Хотим запустить и такой формат… На самом деле, есть и еще одна пьеса, но пока нет третьей площадки, поэтому сделаем диптих. Над спектаклем работает Марина Брусникина.

Полный текст интервью

«Известия» о «Серёже очень тупом»

Мастерская Петра Фоменко, режиссер Алексей Кузмин-Тарасов

Вслед за полным реализма «Проклятым Севером» молодое поколение «фоменок» сделало шаг в сторону абсурда, представив на своей Малой сцене спектакль по пьесе Дмитрия Данилова. Поначалу тут всё как в жизни. Сцена словно комната малогабаритной квартиры. Задник — окна, через которые видны стены панельных многоэтажек. Из мебели лишь диван да кресло, в котором и сидит герой. Чтобы окончательно заставить зрителей поверить в обыденность происходящего, светящейся строкой перед их глазами мелькают новости: в московском зоопарке родился детеныш росомахи, за окном +14 градусов тепла, сегодня закрыта на ремонт станция метро «Кутузовская» (а она и правда закрыта). И адрес сообщается, где герой живет: улица Исаковского (есть такая — в районе метро «Строгино»). В общем, ничего необычного. Сережа (Андрей Михалёв) сосредоточенно занят перемещением компьютерной мыши. А что ему еще делать, если он — программист.

Вот тут-то и звонит телефон. Курьеры, у которых для Сережи посылка, обещают быть «в течение часа» — и не обманывают ни на миг. Зайдя в квартиру и расположившись на диване, курьеры ровно час — как и договорено! — ведут с недоумевающим Сережей беседы обо всем на свете, играют с ним в города, поют хором «Вечная память» и рассказывают о внештатных ситуациях, случавшихся с ними по службе. А после вручают вконец измученному и напуганному Сереже и его жене коробку с посылкой да и исчезают, оставив вместо себя пустоту, и скуку, и серые будни, и дежурные разговоры ни о чем…

Для Андрея Михалёва этот спектакль — бенефис, которого он давно заслуживал. Андрей — артист безусловно многогранный и способный перевоплощаться не только от спектакля к спектаклю, но даже в рамках одной постановки (в «Проклятом Севере» он играет сразу несколько ролей). Однако же особое внимание тут стоит обратить на Марию Большову, за те несколько минут, что она находится на сцене, перетягивающую на себя всё внимание какой-то невероятной энергетикой. Недаром же от нее в восторге и Сережа, и курьеры, и зрители.

Полный текст статьи