Марина Дмитревская об онлайн-премьере Воронежского Камерного театра

Как «человек прошлого» скажу: на самом деле новая, актуальная, очень похожая на жизнь, ну, очень похожая на жизнь, пьеса Дмитрия Данилова, написанная в изоляции и про изоляцию, — устарела. Это абсурдный парадокс, из тех, на которых строятся каждый раз блестящие пьесы Данилова. И это, конечно, я так тупо шучу.

Но…

Ведь уже давно, а не сейчас: «А что ты звонишь? Написать нельзя, что ли?»

Или: «Чем звонить, вы бы написали и спросили… Сейчас так не принято — сразу звонить! Сперва пишут!»

Или: «Ну что значит — давно не общались? Мы же в скайпе разговаривали. Какие проблемы?»

Да никаких. И не в изоляции, а на постоянной основе, проснувшись, мы сразу суемся в гаджеты — поздороваться с миром, потрындеть и покудахтать со всеми одновременно вместо того, чтобы обнять кого-то одного и сказать кому-то одному хотя бы по телефону «доброе утро».

Полный текст статьи.