Интервью сайту Creative Writing School

Дал интервью сайту CWS в связи с получением «Золотой маски»:

Какие темы раскрыты в пьесе “Человек из Подольска”? На какие вопросы вы хотели дать ответы?

Для меня главная тема этой пьесы – то, как человек воспринимает окружающую его реальность, что в ней замечает или не замечает, стереотипы восприятия. Ну и, конечно, насилие. Потому что в пьесе происходит тяжелое психологическое насилие над человеком (из Подольска).

Эта пьеса — первый ваш опыт в драматургии. Как она создавалась? Как появилась идея? Какие были главные трудности при написании?

Я, честно говоря, даже не помню, каким был первый импульс. Просто хотел написать пьесу, в принципе. И прочитал случайно какой-то журналистский материал о каком-то допросе в полиции. Подумал, что было бы интересно придумать сюжет с необычным допросом, в котором полицейские представали бы в необычном, непривычном для нас качестве интеллектуалов, задавали бы какие-то странные вопросы. Потом очень долго эту тему вынашивал, придумывал персонажей, диалоги, это длилось года три. А потом написал за месяц, это было осенью 2016 года, примерно полтора года назад. Каких-то специфических трудностей не было, трудно было просто придумать все это.

Почему вы выбрали абсурд в качестве творческого метода в этой работе? Где грань между абсурдом жизни и абсурдом в произведении?

Это грань очень зыбкая. В нашей жизни полно абсурда, мы с ним сталкиваемся буквально на каждом шагу. А почему произошел выбор абсурда как творческого метода – просто так получилось, это было просто интересно, я вообще люблю абсурдные ситуации как предмет творческого описания.

Кто все же “главный герой” истории — человек из Подольска или полицейские?

Думаю, они все. Вернее, не все, а трое – Человек из Подольска, Первый полицейский и Женщина-полицейский. Главная роль перемещается между этими персонажами. Вообще, там самая главная – Женщина-полицейский, она все контролирует и ведет всю «игру». Так мне кажется.

Критики применяют к вашей работе эпитеты “социальная утопия”, “романтизм”. По вашему мнению автора, насколько они справедливы?

Вот даже и не знаю. Никакого особого романтизма я в пьесе не вижу, социальной утопии – признаться, тоже. Но в целом я не против любых трактовок.

Когда идет пьеса, в зале смеются. Почему, как вы думаете, ведь, кажется, ничего смешного в пьесе нет?

Наверное, там все-таки есть какие-то юмористические моменты. В частности, полицейские явно не лишены чувства юмора.

Постановкой пьесы в Театре.doc занимался Михаил Угаров. Поделитесь воспоминаниями о совместной работе?

Я вспоминаю это как очень счастливое время. Михаил Юрьевич недавно ушел от нас, и эта потеря для меня никогда не станет восполнимой. У нас, как мне кажется, было хорошее художественное, эстетическое и человеческое взаимопонимание, и я всегда это очень ценил и ценю. Наша совместная работа над спектаклем ограничивалась несколькими разговорами – тет-а-тет и с актерским составом (в репетициях я не участвовал, это и не нужно). Это были очень содержательные разговоры. Мы были знакомы всего год, и за это небольшое время Михаил Юрьевич стал очень дорогим для меня человеком. Мне просто фантастически, нереально повезло, что мою первую пьесу поставил этот выдающийся мастер.

В своих прозаических произведениях вы склоняетесь к большей описательности, осознанной созерцательности. В пьесе же появляется сюжет, авторская позиция. Как вы проделали этот путь?

В театре я человек новый, и я понимал, что мне надо входить в этот мир каким-то обычным, традиционным способом, через пьесу с сюжетом, действием, персонажами. Так и получилось.

В своем творчестве вы стараетесь привлечь внимание, развивать интерес к повседневности. Почему это важно?

Мне просто это интересно, никаких других, специальных причин тут нет.

Какое произведение вам написать легче: прозаическое или драматургическое? Есть ли различия в творческом подходе?

Различия есть, и они огромны. Об этом я мог бы, наверное, написать целую статью. Если вкратце, то мои большие прозаические тексты (романы) создавались как длительные проекты со своими правилами, ограничениями. А пьесы пишутся по-другому: в голове возникает ключевая конфликтная ситуация, и потом она обрастает каким-то действием, разговорами, диалогами, персонажами. Что труднее или легче – мне трудно сказать. Наверное, так: все трудно.

Что вы чувствуете, когда видите свою пьесу на сцене?

Трепет. Думаю, это самое точное определение. Ты придумал нечто, и вот это нечто оживает на твоих глазах. Удивительное, даже немного страшное ощущение.

Здорово получить “Золотую маску”?

Да, это очень здорово.

Источник

Добавить комментарий